Real time web analytics, Heat map tracking

Get Adobe Flash player

КРАЕВЕДЕНИЕ

Госуслуги

Сайт для размещения информации о государственных (муниципальных) учреждениях

2017 Год экологии в России

Гуленко Илья Андреевич родился 3 августа 1924 года в д. Денисовке Каргатского района Новосибирской области в се­мье рабочего. Успешно окончил Яшкинскую сред­нюю школу № 1. В сентябре сорок второго Яшкинский РВК призвал его в армию. В том же году окон­чил полковую школу.

С марта 1943 года наводчик орудия 846-го артиллерийского полка 277-й стрелковой дивизии (5-я армия, 3-й Белорусский фронт) на фронте. 21 августа 1944 года на реке Шешупе, в районе де­ревни Тарпуце (Шакяйский район Литовской ССР), в составе седьмой батареи участвовал в отражении контратаки пехоты и танков противника. Противник начал артобстрел точно в полдень, и одновременно 40 танков, 27 бронетранспортеров и полк мотопехоты пошли в атаку. Они шли на батарею вразброс набольшой скорости. В этом бою расчет сержанта И.А. Гуленко проявил умение, находчивость, мужество, отвагу: прицельным огнем он отсек мотопехоту и точно пос­ланными снарядами подбил четыре танка. Когда орудие вышло из строя, огневой взвод под командованием сержанта И.А. Гуленко гранатами и огнем стрелкового оружия отбивал атаки. Артиллеристы сумели удержать занятые позиции.

24 марта 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Илье Андреевичу Гулен­ко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Об этом периоде своей жизни Илья Андреевич оставил потомкам воспоминания:

«Шел второй год войны. Я и два моих товарища – Николай Креков и Александр Карманов, решили вступить в ряды Красной Армии добровольцами. Конечно, об этом ни слова не говорили родителям, знали, что дома будут слезы. Когда райвоенкомат удовлетворил наши просьбы, нас направили в Сретенское пехотное училище Читин­ской области, где мы проучились три месяца. Не успев окончить военное училище, я получил звание сержанта и выехал на фронт. Было мне 18 лет. Вместе со мной был Николай Креков. Поскольку в училище я хорошо познакомился со всеми видами ору­дий, меня зачислили в 46-й артиллерийский полк 277-й Краснознаменной Рославльской дивизии 3-го Белорусского фронта. До конца своего пребывания на фронте (до 21 августа 1944 года) был командиром 76-миллиметрового орудия.

Так от г. Малоярославца Московской (ныне Калужской) области до границы Литвы с Восточной Пруссией пролег мой боевой путь. Последний бой для меня начался 21 августа 1944 года. К вечеру того дня наши войска подошли к границе Литвы и Восточной Пруссии в районе рощи Торпучай. Путь войскам преградил противотан­ковый ров шириной около десяти метров, глубиной – около трех, заполненный жидкой грязью. Приказ: возвести переправу. Воздушная разведка доложила, что за склоном шоссейной дороги, метрах в шестистах вправо от рощи, большое скопление немецких танков. Поздно вечером меня и командира второго орудия старшего сержанта Миха­ила Калинина вызвал к себе командир батареи и поставил задачу: с помощью артил­леристов нашей батареи и пехотинцев переправиться на противоположную сторону рва и занять боевые позиции в роще Торпучай. В случае появления танков или пехоты противника не пропустить их через шоссейку и не дать возможности помешать сапе­рам навести переправу через противотанковый ров. Задача была ясна. Со взводом пехоты и артиллеристами мы настелили на жидкую грязь набитые соломой мешки, пустые ящики из-под снарядов, доски и все это накрыли плащ-палатками. По такому вот подобию переправы, зыбко качавшемуся под нашими ногами, мы все-таки сумели перетащить артиллерийские орудия, снаряды, личное оружие и ручные гранаты.

Что касается рощи, то от нее осталось только название. Там же находился глино­битный сарай. Впереди него метрах в семистах стояла густая неубранная рожь. Чтобы держать под прицелом поле ржи, левую сторону и небольшой участок шоссейной до­роги, я со своим орудийным расчетом занял огневую позицию с левой стороны сарая. Расчет М. Калинина расположился с правой стороны ржаного поля. Стояла теплая, ти­хая осенняя ночь. Издалека слабо доносилась орудийная и пулеметная стрельба. Но мы знали, что такое затишье бывает перед бурей. И она действительно вскоре разыг­ралась, да такая, что лучше и не вспоминать. По нашим войскам, находившимся по ту сторону рва, фашисты открыли ураганный артиллерийско-минометный огонь, плотно накрывший и нас самих. Вскоре рванул снаряд в месте расположения расчета М. Ка­линина. Когда артиллерийская и минометная канонада немного поутихла, мы пошли посмотреть, что там произошло, и ахнули от увиденного: на том месте, где стояла пуш­ка, зияла глубокая воронка. Искореженное и перевернутое орудие валялось в стороне. Весь расчет погиб. Тела наших боевых товарищей были разбросаны в разные стороны. Никого невозможно было опознать. Спазмы сдавили горло. Их останки мы стали соби­рать в плащ-палатки. И в это время послышался гул моторов. Все бросились к орудию, развернули его в сторону шоссе. Тут же показался немецкий танк. Я взял его на прицел, выстрелил. Танк застыл на месте. Это была первая месть за погибших товарищей. Гит­леровцы поняли, что шоссейная дорога обстреливается, и вновь открыли ураганный артиллерийско-минометный огонь. Они держали нас под огнем весь день.

К вечеру танки пошли вновь. Но мы были начеку. Прикрываясь подбитым танком, на шоссе выполз другой танк. Но его водитель-механик не рассчитал и подставил незащищенный левый борт. Я взял его на прицел и ждал, что фашист будет делать даль­ше. Вскоре люк танка открылся, из него показался танкист. Осмотревшись вокруг и необнаружив ничего подозрительного, он вылез из танка, вслед за ним – второй, третий. Они волокли за собой трос, чтобы стащить с дороги мешавший им подбитый танк. Ког­да они его подцепили и взобрались в свой танк обратно, я выстрелил. Второй танк разделил участь первого. На следующее утро мы заметили, что посредине ржаного поля пригибаются колосья – это пробирался враг. Собрали все стрелковое оружие и ручные гранаты. Нас было четверо, а сколько будет фашистов, мы не знали. Когда до передне­го ряда гитлеровцев осталось метров двести, скомандовал: «Огонь!» Все вышедшие из ржи вражеские солдаты не вернулись. Четыре раза за этот день противник ходил в ата­ку. Нас осталось двое, всего только двое, но мы удерживали занятую позицию. Вечером вражеский танк пересек шоссе и врезался в рожь. В любую минуту могли появиться другие танки, немецкая пехота. Мы развернули орудие, я приспособился к прицелу, но прицельный прибор вышел из строя. Открыл затвор и при помощи механизма поворо­та стал искать крючок. Что было потом, не помню. После сильной контузии очнулся на семнадцатые сутки в медсанбате. Вот за этот бой мне было присвоено звание Героя Советского Союза 24 марта 1945 года».

И. А. Гуленко награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

В 1945 году Илья Андреевич был демобилизован, жил и работал в городе Куй­бышеве.

Умер 6 мая 1986  года.

Имя Героя носила пионерская дружина яшкинской средней школы № 1.