Real time web analytics, Heat map tracking

Get Adobe Flash player

КРАЕВЕДЕНИЕ

Госуслуги

Сайт для размещения информации о государственных (муниципальных) учреждениях

2017 Год экологии в России

Валентина АЗАКОВА

 

 

 

Валентина  АЗАКОВА

Родилась в селе Красноселка Яшкинского района. После школы окончила Томский пединститут. Много лет преподавала в школе русский язык и литературу. Поэзией увлечена с юности. В 2011 году вышел ее сборник стихов «Мозаика чувств». В настоящее время работает в районном управлении культуры. Проживает в поселке Яшкино.

 

 

 

В ЭТОЙ ЖИЗНИ ЧТО-ТО НЕ ТАК

            Всё терзают меня подозрения –

Что-то в этой жизни не так:

То глобального ждём потепления,

То тепло не наступит никак.

 

И природа в изнеможении,

СМИ пророчествуют ей в такт:

Там цунами, а тут извержения.

Что-то в этой жизни не так.

 

И в народе разлад и брожение.

Где отыщешь теперь идеал?

Как поветрие превращения:

Этот – гей, эта – транссексуал.

 

Я свои укрощу подозрения,

Успокойся, мол, всё как всегда,

Это временные явления –

Утрясётся за годик-два.

 

Но в душе всё таится сомнение,

Словно точит какой червяк,

И опять создаёт ощущение:

В этой жизни что-то не так.

Ночью

Наверно, хорошо, что фонари

Тьму-черноту кромсают в клочья,

Но всё же, что ни говори,

При них луны не видно ночью.

Она стыдливой девою уйдёт,

Обиженно за тучи встанет,

И опустевший небосвод

Прохожих взоры не притянет.

Пойду дорогой, голову склоня,

Безлунной ночью затоскую.

Фонарь из тени от огня

Мой шарж ехидно нарисует.

Жара

От вязкой духоты избавиться невмочь.

Ни ветерка, ни дуновенья.

Закончится стрекочущая ночь –

и снова зной. И нет отдохновенья.

 

Диск солнечный горит из марева небес,

взирая раскалённым оком,

как дым валит, в пожаре гибнет лес,

селенья, города объяты смогом.

 

Иссохшая земля потрескалась везде,

и  всё живое ищет тени.

Мечтают  о живительном дожде,

от жажды истомлённые растенья.

 

Старушка у иконы молится, крестясь.

Платочек сер от слёз и пыли.

- Неужто, Боже, пробил час,

и в небесах о нас забыли?..

 

Мартовское утро

Мой след от вашего крыльца

Я проложу по белоснежью

И захвачу на память нежный

Взгляд изумлённого лица.

 

Я в сырость утра окунусь,

Пройдусь по улицам безлюдным

И ощущеньям юным, чудным

Себе на диво удивлюсь.

 

Собачьей свадьбы сторонюсь,

Зато встреваю в хор кошачий.

-Ура! Мы спелись – не иначе.

Спасибо марту! – я смеюсь.

 

Поэтический этюд к картине

К. Брюллова «Последний день Помпеи»

С утра ничто беды не предвещало,

В Тирренском море плыли корабли,

И море шумом волн слух услаждало,

К подножию вулкана люди шли.

Кифары звон, смех, песни, как обычно.

Все шли за город праздновать семьёй.

Дымит гора Везувий так привычно.

В Помпеях и беспечность, и покой.

 

Взревев, вулкан обрушился на город,

И в тучах пепла солнце скрыла мгла,

Сто рек огня текут по склонам горным,

Сжигая на пути всю жизнь дотла.

Как людям быть? Ведь гибель неизбежна,

И перед катастрофой равен  всяк:

Будь ты дитя, старик, святой иль грешный,

Раб или царь, богач или бедняк.

 

Но человек надеется на чудо,

И в страшный миг, у жизни на краю,

Проявит суть души и, жив покуда,

В борьбе за жизнь – чужую и свою.

О ценностях земных вдруг вспомнит каждый:

Зря жрец не внял  языческим богам,

Народ забыл легенду, что однажды

Гора казнит людей за грех и срам:

Зальёт огнём оливковые рощи,

Сожжёт их виноградники, дома.

В Помпеях от былой красы и мощи

Останутся руины и зола…

 

Людей пугает огненная лава.

В дыму темно, а в зареве огня

Свергаются скульптуры – символ славы,

Живых людей в обломках хороня.

А люди, пробираясь сквозь погибших,

Друг другу помогают в трудный час.

Жених, к невесте раненой приникший,

С любимого лица не сводит глаз.

 

Два сына верных – юноша и воин,

Подняв на плечи старого отца,

Заботливо несут, но тот расстроен –

Ждёт гибель старца, воина, юнца.

Вот знатное семейство в колеснице,

Поспешным бегством думая спастись,

Вперёд, пути не разбирая, мчится.

Сломалась ось, и кони понеслись.

Разбилась насмерть

                                   женщина о камни,

Ей драгоценности уж не нужны.

Малютка рядом тянет ручки к маме –

Ребёнок и отец  обречены.

 

Куда бежать? Где обрести спасенье?

Мать обняла красавиц дочерей…

Спешит с церковной утварью

                                                священник

Из храма, не закрыв его дверей.

Хотел художник зрелище запомнить,

Чтоб в красках на холсте изобразить -

Не суждено  ему мечты исполнить,

Ведь некому в Помпеях будет жить.

 

Но воплотятся дерзкие идеи:

Через века придёт к руинам тот,

Кто в красках о последнем дне

                                                 Помпеи

Свой гениальный реквием споёт.

 

МЕЧТЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Звонок

Долго номер не смела набрать,

но решилась и позвонила.

Два гудка – просьба трубку поднять –

и ваш голос, далёкий и милый.

 

Поздоровалась и – молчу.

Вы – ни слова, а я в отчаянье

и как будто теряю сознание,

так ваш голос услышать хочу.

 

О здоровье да о делах –

всё пустые банальные фразы.

Как в бреду, понимаю не сразу –

не ко времени… не до меня…

 

Извиняюсь, бог весть что мелю.

Оправданья – китайской стеной.

Утаю лишь, как худо одной,

что соскучилась, что люблю.

* * *

Комплиментами польстит

в зале зеркало.

Молода, а жизнь почти

исковеркана.

Обручальное кольцо

не засветится.

На кого или на что

жить-надеяться?

А любимый из дали

в снах является,

А постылый здесь – в любви

объясняется.

От любви иль от беды

стану пьяною.

И не впрок стакан воды

с валерьяною.

И ромашка по челу –

за ромашкою.

Не принцессой на балу –

            замарашкою.

* * *

В любое время ночи, дня

переступи порог,

всегда найдётся у меня

и слово, и кусок.

Что наболело – расскажи,

разделим вместе боль,

устал – тихонько полежи,

не прикоснусь – изволь.

Упрёки, ссоры ни к чему:

обидеть так легко!

В глаза взгляну и обниму,

вздохнувши глубоко.

А сколько счастья в жизни нам

отмерено – бог весть?..

Не удивлюсь твоим словам:

- Спасибо, что ты есть!

Мечты и реальность

Всё мне грезится рыцарь на белом коне.

Где-то там, вдалеке, он за правду воюет,

Варит зелье из трав в котелке на огне

И глубокие раны на теле врачует.

Сколько разных дорог пролегло впереди!

У священного камня совета не спросишь.

И куда ни направишься – в оба гляди,

А иначе своей головы ты не сносишь.

Белый конь довезёт до узорных ворот.

У красавицы – терем с водой ключевою.

Он коня напоит, у ключа отдохнёт

И, ко мне поспешив, ей помашет рукою.

Рыцарь мой одолеет сто разных невзгод:

И горючий огонь, и студёные воды,

И на белом коне он меня увезёт

В мир любви, где мы будем

с ним счастливы годы.

Где же рыцарь мой? Пьёт.

Да не воду с ключа.

И в постели чужой не от раны он стонет.

А коня своего он загнал сгоряча,

И конь белый издох.

Ждать уж больше не стоит.

А НА РУСИ ИКОНЫ ПЛАЧУТ

* * *

Повяжу платок – глаза упрячу.

Удивятся сыновья, сестра и мать.

Я от безысходности заплачу,

стану втайне слёзы утирать.

Что тут скажешь?Я пожму плечами

и растерянно руками разведу.

Сгорбленная счастьем, как печалью,

без вины виновная бреду.

Никому на свете не признаюсь,

для чего я в церковь тороплюсь

и в каких грехах пред Богом каюсь,

за кого так трепетно молюсь.

Зажигая свечи у святой иконы,

окаянной грешницей голову клоню,

отбиваю до полу долгие поклоны,

сомневаюсь, верую,

страх с души гоню.

Милые, не смейтесь.

Тише... помолчите...

Не посмейте слова лишнего сказать.

В церкви на иконы старые взгляните:

до чего же скорбные у святых глаза!

У иконы

К Николаю-угоднику в храме

подойду, поклонюсь, не взропщу,

отуманенными глазами

на зажжённую гляну свечу.

Ах, какая стыдобушка! Мне ли

к Чудотворцу – с мольбой на устах,

от фантазий – в тоске похмелий,

разуверившейся в чудесах…

Пусть подходят иные, моложе,

кто светлее и чище душой.

Помолюсь-ка я Матери Божьей,

да по-женски – всё ей одной…

Верую!

В храм заходим лишь в трудный час.

Душу тешим в местах иных.

Строго-горестно смотрят на нас

потемневшие лики святых.

* * *

Иконы плачут по церквям.

Их влага наполняет блюдца,

чтоб богомольцам прикоснуться

к благословенным тем слезам.

Иконы плачут за людей,

погрязших в пьянстве и разврате,

забывших об отце и брате,

о душах гибнущих людей.

Иконы плачут о земле,

где разучились жить спокойно,

где кровь, насилие и войны,

и люди корчатся во зле.

Иконы плачут в темноте,

где осквернённые святыни

взывают к нам о Божьем Сыне,

за нас распятом на кресте.

Так что же эти слёзы значат?

Призыв к молитве, к покаянью,

к смиренью, вере, состраданью.

А на Руси иконы плачут…

* * *

Ворчим и ропщем на судьбу,

что крест, де, выдан не по силам,

что ноша на чужом горбу

компактней, легче и красивей.

Завидуем, ночей не спим,

живём со всеми, как с врагами,

привычно лжём, дерзим, грубим,

держа за пазухою камень.

Капризов, прихотей рабы,

идём на поводу желаний,

долг и обязанность забыв,

не выполняя обещаний.

И злоба давит, словно гнёт,

и отравляет ядом души,

язык солжёт, глаз не моргнёт,

в стыде не запылают уши.

Всё ищем, кто же виноват,

что не под той живём звездою.

А звёзды те ж над головою,

как и две тыщи лет назад.